Российская алкогольная политика

С выходом на политическую арену реформатора Петра I довольно скоро стало ясно, что российская алкогольная политика сильно не изменится: царю нужны были деньги. Все свои действия молодой и энергичный правитель направил на максимальное пополнение казны для ведения Северной и других войн. Посему Петр I, сам активно налегавший на «анисовую», в очередной раз запретил в России коммерческое самогоноварение, постоянно возрождавшееся, словно феникс из пепла, и стимулировал производство «государственной» водки, видя в том немалый казне прибыток.

Запрещение «домового» винокурения было подкреплено более серьезными мерами - например, изъятием у населения винокуренных казанов, кубов и котлов. Вследствие этого, как резонно говорилось в царском указе, «в сборе питейной прибыли должно было учиниться немалое пополнение» (осталось, правда, неизвестно, в реальности «учинилось» оно или нет). В 1710 году Петр I даже предпринял попытку запретить «домовое» винокурение служилым людям, в том числе помещикам, и распорядился, чтобы «во всем государстве как вышним и нижним, так и духовных всех чинов людям дома и по деревням отнюдь вина не сидеть и котлы перевести, а покупать с кабаков». Однако это распоряжение вряд ли исполнялось - как, впрочем, и многие другие противоречивые указы Петра, затрагивавшие интересы большей части правящего класса. А в 1716 году Петр I вообще ввел в России свободу винокурения: Указ от 28 января разрешал «во всем государстве как вышним, так и нижним всяких чинов людям вино курить по-прежнему для себя и на подряд свободно». Хотя «свободно» - это, как водится на Руси, было сказано слишком сильно. В данном случае имелось в виду, что население гонит-то свободно, но с каждого ведра емкости казанов, кубов и котлов платит «по полуполтине на год» (то есть по 25 копеек в год). Отдельно облагалась произведенная продукция...

18.01.2018