Хлебное вино

В приведенной цитате не случайно отсутствует слово «водка»: оно появилось в русском языке позднее, а до того имело хождение упомянутое выше словосочетание «хлебное вино».

Уже только поэтому нет ничего удивительного в том, что выводы о русском (а точнее, московском) происхождении водки издавна и постоянно оспаривались и оспариваются практически всеми историческими и географическими соседями Московии. О своих неотъемлемых правах на термин «водка» и о том, что водка появилась именно на территории их государств, говорят и украинцы, и литовцы, и белорусы, и поляки, причем последние, наверное, с наибольшими основаниями. Сторонники данной точки зрения имеют на руках официальную бумагу: впервые живое и сохранившееся до наших дней в письменном виде слово «водка» было зафиксировано в документах польского города Сандомира, относящихся, страшно сказать, к 1405 году - дате, которая по крайней мере на полвека опережает сделанную Похлебкиным оценку времени начала производства «хлебного вина» в Московии.

 

Хлебное вино

Кубок «Петух Ивана III». Конец XV века

 

Некоторые польские историки, заглянув еще дальше в глубь веков, приходят к смелым выводам, что производство водки началось за сто лет до этой даты в окрестностях славного польского города Кракова.

Но если правы поляки, то историко-географическая ситуация вокруг места рождения водки еще более запутывается. Ведь в те далекие времена уния Королевства Польского и Великого княжества Литовского включала в себя не только Краков, Лодзь и Вильну, но и Киев, Пинск, Невель - вплоть до окрестностей Смоленска и Курска. А если считать первой водочной столицей тот же Сандомир, то от него недалеко до Богемии и Венгрии. К тому же, как известно, Владислав III, сын Владислава II и Ядвиги, некоторое время был королем одновременно Польши и Венгрии. Так что же, последняя наряду с Украиной, Литвой, Белоруссией и Россией тоже может претендовать на роль родины водки?

18.01.2018